Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

Глава 10

Высоко над Манхэттеном, в своем офисе на верхнем этаже небоскреба компании «Пуш‑ТВ», самый богатый в мире хорек качнулся в кресле и неторопливо развернул его, чтобы взглянуть на раскинувшийся за окном огромный мир.

— Ты никогда ни о чем таком не просил, — заметил он, пряча улыбку от старого друга. — Сколько я тебя помню, Строуб, ты вообще никогда ни о чем не просил. Пилот сидел напротив, любуясь той же панорамой за окнами и кончиками ушей Стилтона, торчавшими над спинкой кресла.

— Неправда. Я все время просил. Просил самые лучшие самолеты, самых лучших пилотов, самых лучших механиков…

— Это не просьбы, это твоя работа. Моя жизнь, жизнь каждого хорька, ступающего на борт самолета «Пуш‑ТВ», — в твоих лапах. Мне и самому нужно все лучшее.

Так же медленно Стилтон развернулся обратно.

Строуб спокойно выдержал его пристальный взгляд.

— Но теперь я действительно прошу. Компании нужны пилоты. Пилоты нужны всем. Более того, щенкам нужно открывать свои силы и возможности — даже если они и не станут летчиками. Бипланы — это долгосрочные инвестиции.

«"Щенки" для щенков»… — Председатель совета директоров и главный администратор крупнейшей в мире корпорации хорьков взял авторучку и черкнул что‑то на фирменном бланке. — Значит, ты предлагаешь создать по всей стране такие центры, где щенки смогут ремонтировать старые бипланы и учиться летать? И хочешь, чтобы компания поддержала это начинание? Ну а нам от этого что проку?

Строуб улыбнулся. Сколько раз он уже слышал этот вопрос!

— Что от этого проку, Стилтон? А ты представь себе: «"Щенки" для щенков: летная школа „Пуш‑ТВ“».

«Пуш‑ТВ» вкладывает деньги в щенков, влюбленных в небо. «Пуш‑ТВ» вкладывает деньги в наше общее будущее. «Пуш‑ТВ» дарит романтику полетов всем щенкам, которые иначе бы… «Пуш‑ТВ» — это сама Романтика! «Пуш‑ТВ» — это Приключение!

— И тогда ты будешь счастлив?

— Нет. Я уже счастлив. — Строуб коснулся лапой своего шарфа — темно‑синего, с золотыми полосками. — Я прошу об этом, потому что так велит мне чувство высшей справедливости. И потому, что это поднимет компанию на небывалую высоту. Мы будем не просто говорить, что олицетворяем собою дух будущего. Мы докажем это на деле!

Маска, знакомая всем хорькам планеты, снова повернулась к Строубу, и тот с достоинством встретил пристальный взгляд этих темных глаз.

— А что думает Шторми насчет твоего плана?

Шеф‑пилот усмехнулся.

— Это ее идея. Но учти: она ни за что в этом не сознается. «Не важно, кому первому пришла в голову хорошая идея. Важно, кто ее воплотил».

Стилтон положил ручку на подставку. Как давно они стали друзьями! Еще в школе, еще до того, как Строуб бросил колледж, чтобы учиться на пилота. И до сих пор оба так и не нашли себе спутницу жизни: Строуб отдавал все время и силы полетам, а Стилтон был заточен в одиночестве на вершине этой гигантской стеклянной горы — корпорации «Пуш‑ТВ».

«Но Строуб все‑таки нашел себе жену, — подумал Стилтон и мысленно добавил: — Наконец‑то!»

Он прикрыл глаза на мгновение — его снова охватила радость за друга. «Как бы я хотел тоже встретить свою любовь, — подумал он. — Я так пытаюсь увидеть ее, представить себе… Но все — как в тумане…»

— Значит, решено, — объявил главный администратор. — Для начала ограничимся сотней «Эйджи‑Щенков». Ты мне покажешь, как превратить компанию в Романтику и Приключения. Мы скупим все развалюхи, какие тебе удастся сыскать, и переоборудуем их для щенков. Да, и не забудь про форменные шарфы! Это — часть программы.

Строуб нерешительно почесал нос.

— Если можно… Я хотел бы предложить…

— Согласен. Никаких логотипов. Чисто‑белые бипланы. И принимаем всех, кто захочет. Зачем какие‑то логотипы, когда они и так запомнят это на всю жизнь?!

Вот так все и началось. Буря, разбушевавшаяся на воздушной трассе не без помощи воздушных эльфов, свела и сдружила Шторми со Строубом, а оборотистый Хорек Стилтон научился извлекать пользу из романтики и приключений.

И вскорости небо опять наполнилось гулом белоснежных бипланов, и много‑много щенков открыли для себя синюю страну поднебесья.

Они полюбили летать на рассвете, когда прохладный воздух обдувает носик и усики, а синий с золотом шарф гордо развевается на ветру.

Они научились храбрости.

Они научились дерзать и полагаться на свои силы.

Они научились искусно лавировать между темными грозовыми тучами — и между всеми опасностями и невзгодами, поджидавшими их на земных путях.

И, когда наступало время проститься со школой, они с решимостью ступали на стезю своего предназначения, чтобы делиться с другими тем, что обрели сами, и щедро возвращать дары, которыми одарила их жизнь.

Так преобразился мир — любовью двух хорьков, влюбленных в небо. И великой любовью влюбленных во все сущее воздушных эльфов, что обитают в незримом (но подчас все же зримом) мире и с незапамятных времен устраивают для смертных удивительные совпадения.

И поскольку Шторми встретилась со Строубом, то со временем она, конечно же, встретилась и с Уиллоу. А Уиллоу была Колумбиной, как и Шторми, и еще она была Учителем.

И, когда они встретились, мир преобразился еще раз. Но это уже совсем другая история.