Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Глава 8

Мир перекувырнулся. Шторми, сидевшая на переднем сиденье открытой кабины «Эйджи‑Щенка», обернулась и поймала глазами взгляд Строуба.

Оба были в мягких шлемах и очках. Шелковые шарфы развевались по ветру. Снова перевернув бипланчик вверх колесами, Шторми рассмеялась, выпустила штурвал из лап и нажала кнопку переговорного устройства.

— Твоя очередь, Строуб!

Это была шутка — но еще и экзамен. Как поступит хозяин биплана? Перевернет машину и выровняется или потянет штурвал назад, а потом вниз, по зигзагу? В первом случае он не потеряет высоту, во втором — сильно снизится.

— Ну, спасибо, Шторми!

Справившись с испугом за долю секунды, Строуб удержал дроссели в том же положении, в каком те ему достались, а руль отклонил в обратную сторону. «Щенок» перевернулся вниз колесами и плавно выровнял ход.

Не долго думая, Строуб задрал нос биплана прямо к полуденному солнцу. Когда скорость упала почти до нуля, он отпустил штурвал, платя Шторми той же монетой:

— А это тебе, красавица!

— Какой коварный хорек!

Шторми со смехом приняла управление и плавно повела штурвал вперед — до отказа. Биплан завертелся невесомой пушинкой и замер в воздухе. Потом нос медленно опустился, и «Щенок» устремился обратно к земле.

Когда он набрал скорость, Шторми выровнялась и тут же снова перевернула биплан брюхом кверху.

— Замечательная у вас машина, капитан!

Точно так же в прошлые выходные они вдвоем летали на гидроплане Шторми вокруг ее дома и над ярко‑синим озером.

— Мне пора, Шторми, — сказал Строуб, как только они приземлились и поставили «Щенка» в ангар.

Остывающий мотор все еще тихонько постукивал.

— Куда сегодня? — спросила она, стараясь сдержать досаду.

— Во Флориду. Там пересаживаюсь на «Хорь‑три‑семь» и везу Стилтона из Орландо в Мельбурн, а оттуда — в Санкт‑Петербург.

— Но зачем ему огромный лайнер для такого рейса? Орландо — Мельбурн — Сент‑Пит… Это же все рядом, Строуб! Почему он не возьмет вертолет? Да что там… На лимузине можно доехать!

Пилот ухмыльнулся.

— Извини, я неточно выразился. Не американский Мельбурн, а австралийский. А Санкт‑Петербург — тот, что в России. На лимузине неудобно.

Шторми согнулась пополам от смеха.

— О‑о‑о! Извини…

Они уже успели крепко подружиться. И расставаться очень не хотелось…